«У русских при словах «обратно в Россию» начинается паника»

Волею судеб последние три дня я провела в компании испанских полицейских. Я работала продюсером и переводчиком для съемочной группы одного российского канала, что снимала здесь репортаж про депортацию российских преступников, разыскиваемых по линии интерпола. Итак.

IMG_20130208_091329

Ольга и ужасы депортации.

В 8.20  часов утра по времени Мадрида ловим машину на аллее Прадо. Говорю таксисту адрес — тот морщит лоб, явно что-то перебирая и сопровождая размышления довольно бессмысленной скороговоркой. «Без номера… Рядом с мар де кристаль… Это что-то знакомое, да, знакомое…». Минуты через две осторожно — «А это случайно не Интерпол?». Интерпол, говорю. Парень натурально спрашивает, что у нас случилось. Довезя, желает, чтобы необходимость приезжать сюда повторно не возникала.

В 8.35 на проходной. Сотрудники контроля радостно интересуются — «Русское телевидение?». Задают вопросы — как, что. Мы рассказываем, что русские полицейские жирные и ленивые. Охранник помоложе моментально реагирует комплиментом — вы говорит, обе красивые девушки, а оператор вот у вас не задался. Выдача бейджиков пресса сопровождается бесконечным ржачем, дисциплины нет никакой. На проходную приходит девушка с зеленым глазами и растерянным лицом и ведет нас в Отдел локализации беглых преступников (Grupo de Localización de Fugitivos). Одним по территории участка ходить нельзя. Нас встречает начальник отдела — Ольга Лисаран. Женщина-полицейский с русским именем одета в клетчатую рубашку, у нее черные волосы и сильные руки. Будто нарочно, курит одну за другой какие-то красные (крепкие) сигареты прямо в кабинете. Ее подчиненные — все до единого сладкие мальчики — извиняются за дурную привычку начальницы. Ольга слегка кривит рот — видимо, обозначая улыбку.

«В основном наша работа проходит здесь. Нам поступает запрос  на человека по линии Интерпола — проверяем его состояние, есть ли в Испании работа, машина, квартира». С помаркой «не снимать» Ольга показывает нам файлы русских преступников. У большинства — в Испании пара машин, домов и банковский счет. «Как им все это дают заводить, если они преступники, разыскиваемые по линии Интерпола?» — спрашиваю. Ольга поясняет, что запрос на выдачу не обязательно поступает сразу. Некоторые живут здесь по 10 лет — а потом их просят домой. (Вот так уедешь, купишь машину, подумаешь, что в безопасности, расслабишься — а тебя потребуют выдать. И как будто не было 10 лет на побережье).

«Чем-нибудь русские отличаются от преступников других национальностей?» — спрашивает репортер телевидения. Ольга пожимает плечами, закуривая десятую по счету сигарету: «Да нет. Единственное, что, — русские при словах «депортация в Россию» впадают в панику. Они не хотят туда возвращаться. Очень часто пытаются покончить с собой, или просят политического убежища. Говорят, что возвращение в Россию — это смерть».

А затем Ольга рассказывает, как тут недавно на трех джипах задерживали британца, который удирал по встречной полосе со скоростью 200 км, а дома имел упаковочный аппарат для фасовки марихуаны и в целях безопасности хранил под подушкой мачете. Этот домой на острова уедет не скоро — ему для начала тюремный срок в Испании предстоит отбыть.

Варьете-шоу «Полиция»

После беседы с Ольгой (назначила нам свидание на завтра на 7.30 утра — поедем задерживать доминиканскую аферистку) направились в небольшой город в пригороде Мадрида, Лас Росас. Вообще это место известно как шоппинг-мекка русских и китайских туристов — но мы едем к доблестным полицейским.

На участке тихо, чисто, прохладно. В холле висит плакат о наркотиках — виды, эффекты, способы применения. Рядом с плакатом — стенд «Полицейский месяца» и кофейный аппарат. Ребята, нас встречающие, милы и приветливы — при этом, в отличие от своих столичных коллег, спектакль с «вах какие красивые голубые глаза» не устраивают. Проводят к человеку по имени Паулино. Первый раз услышав имя «Паулино», я представила себе желторотого юнца, — а он оказался умным немногословным мужиком, ловившим наши желания с полуслова. Наши желания в Лас Росас были просты — мы хотели снять шоу. Чтоб ездили машинки с мигалками, гоняли мотоциклы, собаки искали наркотики и преступников заковывали в наручники.

drogas de abuso

Плакат о наркотиках

Паулино усмехнулся и подчеркнул — девочки, мы вообще не так работаем. В реальной жизни, чтобы поймать преступника, все мигалки нужно вырубить и действовать максимально незаметно. Тем не менее, шоу нам устроили. Задействовали три машины, 5 мопедов и около 10 сотрудников. Собак-ищеек привели в ассортименте. Радостная новость: собаченек не сажают на наркотики, чтобы научить их эти вещества искать. У каждой собаченьки — свой хозяин, их часто берут домой и очень любят.

IMG_20130606_155602

А про русских в Лас-Росас вообще ничего не знают.

Не берите с собой детей

В 7.30 следующего утра снова стоим на проходной мадридского Интерпола. Ребята уже узнают — спрашивают, как спалось, каков план. Без пропуска и провожатого, впрочем, по-прежнему пройти не дают. Нас забирает мальчик Абель, который выглядит так, что его можно в принципе в таком виде без изменений запускать в американский сериал про полицейских. Пока ждем остальных, Абель спрашивает про холодно ли в России и рассказывает: «Сейчас поедем задерживать доминиканку, укравшую 5 миллионов долларов в США. В 9 утра она должна отвозить детей в школу в Мадрид — они живут за городом. Домик у них ничего такой, вот увидите. Впрочем, вчера она не появилась. Может, в отпуске».

Через полчаса появляются остальные оперативщики — еще трое красивых стройных парней (мы опять рассказываем про русских жирных ментов; мальчики явно горды собой), один вообще похож на Высоцкого. Я еду в машине с Высоцким, по дороге пишем интервью. «Все операции по задержанию проводим в штатском. Наша задача — чтобы все прошло максимально быстро и незаметно. Для стараемся использовать эффект сюрприза, задерживать в самое неожиданное время».

В этом случае неожиданное, видимо, — на глазах у дочерей по дороге в школу. Доминиканской похитительнице миллионов перерезали дорогу на выезде из поселка. «Без паники, полиция, вы арестованы!» — произнес вошедший в роль Высоцкий. Доминиканка, низенькая женщина с большими грудью и попой, смотрела на всех глазами на выкате. Дети заревели — «Мамá, мамá!». Эффект неожиданности сработал — вместо того, чтобы материться и требовать адвоката, сеньора успокаивала дочек — «Все хорошо!». Надо отдать должное и полицейским — Абель рявкнул на оператора «Не снимать детей!» (самый строгий закон Испании), и сам тихо шептал девочкам «Не плачьте, с мамой все будет хорошо!».

В участке, к слову, мама вернула себе природную стервозность характера, сделала морду кирпичом и вызвала адвоката. А испанские полицейские-оперативники облепили оператора — «Ну чего, хорошо мы получились? Покажи?? ЕЕЕЕ, круто, смотри, я ей тут наручники надеваю!!».

в тюрьме

Дашечка и Черный дым из лоста притворяются задержанными

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s